Александр Батанов

Генеральный директор телеканала "Спас", ведущий программы «Русский Час. Итоги», вдохновитель проекта.

Облачный рендеринг. Быстро и удобно
от 50 руб./час AnaRender.io
У вас – деньги. У нас – мощности. Считайте с нами!
Дмитрий Тараторин: Фактор крутизны: Некогда Александра Лебедя наивно спросили, чем он лучше прочих кандидатов в президенты. А он не в бровь, а в глаз ответил: «Я не лучше, я круче». Покойный генерал и технологи с ним работавшие, прекрасно понимали значимость фактора крутизны в российской политике. Электоральный феномен Лебедя только на нем и был основан. Больше ведь ничего не было. Избиратели понятия не имели правый он или левый, атлантист или евразиец. Крутизна и только…

Выбор Рамзана

Недавно премьер-министр Чеченской республики г-н Кадыров младший призвал Путина пойти на третий срок. Он в этом, конечно, не одинок, но его голос в общем хоре особенно значим. Когда Рамзан Ахматович говорит о Владимире Владимировиче явственно ощущается искреннее восхищение.  «Путин просто красавчик», - сообщил он в одном интервью. Ясно, что не мужскую привлекательность президента имел в виду Рамзан. На том диалекте русского языка, который для Кадырова наиболее близок, это есть высшая форма одобрения.

Чеченский премьер сколько бы ни злобствовали по его адресу правозащитники и ваххабиты, мужчина правильный и зрит в корень. Он ценит Путина за то, что тот крут. Сказал президент – «мочить в сортире» - и Радуев мертв, Гелаев мертв, Бараев, Масхадов, Яндарбиев, Хаттаб, Басаев (и множество более мелких) мертвы. Пусть не сразу, а постепенно. Зато, неотвратимо.

Сказал Путин, что тем, кто повернет стволы против «шайтанов» будет прощение и федеральное довольствие, и вот они уже в рядах спецподразделений Минобороны. А кое-кто даже в республиканском парламенте.

Лояльность клана Кадыровых и их сторонников основана на двух, на самом деле, равнозначных мотивах. Во-первых, они, сами в Первую чеченскую немало федеральной крови пролившие, столкнувшись с реальностью торжествующего ваххабизма, многое переосмыслили. И поняли, что не Россия угроза для чеченской самобытности, а исламистский халифат.

Ну а во-вторых, они поверили лично Путину. И не обманулись. Президент России даже прилетел в Чечню лично над могилой Ахмата-хаджи постоять. А перед этим, Рамзана, потрясенного смертью отца, прямо в спортивном костюме не побрезговал в Кремль к себе позвать, перед телекамеры поставить. Для младшего Кадырова такие жесты дорогого стоят. Потому что чует он – не технологи их подсказали. Они естественны. От души.

Какой же он делает вывод? А элементарный – просто таки замечательно и весьма перспективно быть другом российского президента, и страшно, даже, прямо скажем, смертельно опасно – его врагом. Рамзан воин. И ему, как воину не западло признать власть такого как Путин…

По доброте душевной

Россия населена не европейски законопослушным обывательским стадом. Она необъятно разнообразна как своими немерянными пространствами, так и человеческими типами. Есть в ней и спивающаяся биомасса и творцы высоких технологий, городские интеллигенты и горские воины. Кому-то (скажем сразу отнюдь не решающей части населения) хочется, чтобы президент был мил, не мочился на шасси авиалайнеров в зарубежных аэропортах и к тому же свято чтил неприкосновенность частной собственности отечественных олигархов. Много большей части, причем, что северо-кавказским джигитам, что среднерусским домохозяйкам требуется испытывать чувство общенациональной гордости за крутизну общенародного лидера.

А вот, вождь национал-большевиков и большой русский писатель Лимонов желает, чтобы глава государства был добрым. Путина он таковым не считает и на этом основании отказывает в доверии. Ему симпатичнее Касьянов. Округлые ли его формы, обтекаемость ли заявлений или что-то еще убедили Эдуарда Вениаминовича в особом благодушии главной надежды оранжевых, Бог весть. Однако, если даже допустить – Михал Михалыч добр по натуре, это в российских условиях скорее минус. Потому что вот такому «облаку в штанах» тот же Рамзан присягнет навряд ли. Соратники не поймут…

Такого, как Касьянов в их системе координат можно разводить, можно использовать как агента при построении финансовых схем. Можно, кстати, и в зиндан посадить, но уважать такого абсолютно не за что.

А соответственно, если допустить фантастическую возможность прихода Касьянова к власти, многонациональный сепаратизм снова расцветет, что называется, пышным цветом, со всеми вытекающими…

В России для того чтобы претендовать на власть и на уважение народа надо быть крутым. Это императив. Возьмем пару Горбачев – Ельцин. Первый, в общем и целом, с виду приличный господин. Отличный семьянин. Не злой опять же. Второй в своей крутизне то и дело скатывался в пьяное самодурство. И что народ? Пусть Ельцина многие ненавидели, зато Горбачева большинство откровенно презирало.

Эти национальные особенности нельзя упускать из вида и при выборе продолжателя политического курса Путина. Он не может быть плюшевым. Такого, конечно, могут избрать, такого признает Запад, но такому никогда не покорится жесткий и щетинистый Рамзан. И не отдадут своих сердец среднерусские домохозяйки.

Комментарии


Дмитрий Тараторин: Наци-либерализм: На оранжевом сайте Назлобу.Ру показательно высказался один из птенцов гнезда Белковского г-н Ольшанский. Текст его посвящен конфликту, расколовшему с недавних пор патриотическую общественность на «националистов» и «имперцев».
Дмитрий Тараторин: Драку заказывали?: Название небольшого карельского городка Кондопога всю неделю не сходило с информационных лент. Непривычное слово и так, и эдак коверкали маститые политологи. А иные представители власти упорно пытались доказать, что ничего страшного не случилось.
Дмитрий Тараторин: Призрак "оранжизма": 3 августа газета «Коммерсант» опубликовала программный текст одного из ведущих оранжевых идеологов Станислава Белковского. Он озаглавлен: «Оппозиция "сырьевой провинции"».

Наши эксперты


Отец Дмитрий Смирнов
Александр Дугин
Александр Батанов